Ранее Все новости Позднее

29.01.2008 - Уже 461 год Русский Народ является третьим Богоизбранным Народом, а Царствующие русские Великие Князья являются Царями – Помазанниками Божьими


1. Церковное Таинство Миропомазания открыло юному Монарху глубину мистической связи Царя с Народом и величину Его религиозной ответственности. 1

2. Митрополит Макарий, с соотвествии с учением Церкви, разъяснял Государю значения Самодержавной власти.. 5

3. Со времен Царя Иоанна Грозного русские Государи явля- ются Царями всех православных христиан  7

3.1. Царь Иоанн – это избранный и Богом наставляемый Ктитор земной Церкви, как и Боговенчанный Император Константин. 7

3.2. Полный Собор Святителей повелел во всех церковных службах молиться за Российских Царей, как за своих Царей.. 10

3.3. Царь Иоанн Грозный возведен в церковный чин Царя мит- рополитом Макарием законно и церковно  13

4. Православно-монархическая теория Грозного. 18

4.1. Царю Иоанну Грозному Господь Бог раскрыл всю полноту сим- фонии Священства и Государственного аппарата. 19

4.2. Учение Иоанна Грозного о самодержавной власти будет полностью востребовано в воскресшей России  25

16 января 1547 года митрополит Макарий Московский венчал шестнадцатилетнего Великого Князя Иоанна Васильевича на Царство.

1. Церковное Таинство Миропомазания открыло юному Монарху глубину мистической связи Царя с Народом и величину Его религиозной ответственности

Митрополит Иоанн, Санкт- Петербургский и Ладожский, писал: «Церковное Таинство Миропомазания открыло юному Монарху глубину мистической связи Царя с Народом и связанную с этим величину Его религиозной ответственности. Иоанн осознал себя "игуменом всея Руси". И это осознание с того момента руководило всеми Его личными поступками и государственными начинаниями до самой кончины.


Митрополит Иоанн (Снычев), Санкт- Петербургский и Ладожский

Чтобы понять впечатление, произведенное на Царя Помазанием Его на Царство, надо несколько слов сказать о происхождении и смысле чина Коронации.

Чин коронации православных монархов известен с древнейших времен. Первое литературное упоминание о нем дошло до нас из IV века, со времени Императора Феодосия Великого. Божественное происхождение Царской власти не вызывало тогда сомнений. Это воззрение на власть подкреплялось у византийских Императоров и мнением о Божественном происхождении самих знаков Царственного достоинства. Константин VII Порфирогенит (913-959) пишет в наставлениях своему сыну: "Если когда-нибудь хазары или турки, или россы, или какой-нибудь другой из северных и скифских народов потребует в знак рабства и подчиненности присылки ему царских инсигний: венцов или одежд, то должно знать, что эти одежды и венцы не людьми изготовлены и не человеческим искусством измышлены и сделаны, но в тайных книгах древней истории писано, что Бог, поставив Константина Великого первым христианским Царем, через ангела Своего послал Ему эти одежды и венцы".

Исповедание веры составляло непременное требование чина Коронации. Император сначала торжественно возглашал его в церкви, и затем, написанное, за собственноручной подписью, передавал патриарху. Оно содержало Православный Никео-Царьградский Символ Веры и обещание хранить Апостольское Предание и установления Церковных Соборов.

Богу было угодно устроить так, что преемниками византийских Императоров стали русские Великие Князья, а затем Цари. Первые Царские инсигнии получил Владимир Святой "мужества ради своего и благочестия", по словам святого митрополита Макария. Произошло это не просто так — "таковым дарованием не от человек, но по Божьим судьбам неизреченным претворяюще и преводяще славу греческого Царства на российского Царя". Сам Иван Грозный полностью разделял этот взгляд на преемственность Русского Царства. Он писал о Себе: "Государь наш зоветца Царем потому: прародитель Его Великий Князь Владимир Святославович, как крестился сам и землю Русскую крестил, и Царь греческий и патриарх венчали его на царство, и он писался царем".

Чин Венчания Иоанна IV на Царство не сильно отличался от того, как венчались Его предшественники. И все же воцарение Грозного стало переломным моментом: в становлении Русского Народа — как Народа-Богоносца, русской государственности — как религиозно осмысленной верозащитной структуры, русского самосознания — как осознания богослужебного долга, русского "воцерковленного" мироощущения — как молитвенного чувства промыслительности всего происходящего. Соборность Народа и его державность слились воедино, воплотившись в личности Русского Православного Царя.


Голову Великого Князя Иоанна Васильевича увенчала Шапка Мономаха. Шапкой Мономаха после Царя Иоанна Грозного будут венчать на Царство всех русских Царей как короной

Дело в том, что Грозный стал первым Помазанником Божиим на русском престоле. [А Русский Народ с этого времени стал третьим (и последним!) Богоизбранным Народом, и тексты Священного Писания (и Ветхого, и Нового) с этого дня стали непосредственно касаться русских, ибо Библия написана о Народе Божьем и сохранена для Народа Божьего!]

Несколько редакций дошедшего до нас подробного описания чина его венчания не оставляют сомнений: Иоанн IV Васильевич стал первым русским государем, при венчании которого на царство над ним было совершено церковное Таинство Миропомазания.

Помазание Царей святым миром (благовонным маслом особого состава) имеет свое основание в прямом повелении Божием. Об этом часто говорит Священное Писание, сообщая о помазании пророками и первосвященниками ветхозаветных царей в знак дарования им особой благодати Божией для богоугодного управления Народом и Царством. Православный катехизис свидетельствует, что "Миропомазание есть Таинство, в котором верующему при помазании священным миром частей тела во имя Святаго Духа, подаются дары Святаго Духа, возращающие и укрепляющие в жизни духовной".

Над каждым верующим это таинство совершается лишь единожды — сразу после крещения. Начиная с Грозного, русский Царь был единственным человеком на земле, над кем Святая Церковь совершала это таинство дважды — свидетельствуя о благодатном даровании Ему способностей, необходимых для нелегкого Царского служения.

Приняв на себя груз ответственности за Народ и Державу, юный Царь с ревностью приступил к делам государственного, общественного и церковного устроения.

Послушаем Карамзина[1]: "Мятежное господство бояр рушилось совершенно, уступив место Единовластию Царскому, чуждому тиранства и прихотей. Чтобы торжественным действием Веры утвердить благословенную перемену в Правлении и в своем сердце, Государь на несколько дней уединился для поста и молитвы; созвал Святителей, умиленно каялся в грехах и, разрешенный, успокоенный ими в совести, причастился Святых Тайн. Юное, пылкое сердце Его хотело открыть Себя перед лицом России: Он велел, чтобы из всех городов прислали в Москву людей избранных, всякого чина или состояния, для важного дела государственного.

Они собралися — и в день Воскресный, после Обедни, Царь вышел из Кремля с Духовенством, с Крестами, с Боярами, с дружиною воинскою, на лобное место, где народ стоял в глубоком молчании. Отслужили молебен. Иоанн обратился к Митрополиту и сказал: "Святой Владыко! знаю усердие твое ко благу и любовь к Отечеству: будь же Мне поборником в Моих благих намерениях. Рано Бог лишил Меня отца и матери; а Вельможи не радели обо Мне: хотели быть самовластными; Моим именем похитили саны и чести, богатели неправдою, теснили народ — и никто не претил им. В жалком детстве своем Я казался глухим и немым: не внимал стенанию бедных, и не было обличения в устах Моих! Вы, вы делали, что хотели, злые крамольники, судии неправедные! Какой ответ дадите нам ныне? Сколько слез, сколько крови от вас пролилося? Я чист от сея крови! А вы ждите суда Небесного!"

Тут Государь поклонился на все стороны и продолжал: "Люди Божии и нам Богом дарованные! Молю вашу веру к Нему и любовь ко Мне: будьте великодушны! Нельзя исправить минувшего зла: могу только впредь спасать вас от подобных притеснений и грабительств. Забудьте, чего уже нет и не будет; оставьте ненависть, вражду; соединимся все любовию Христианскою. Отныне я судия ваш и защитник".

В сей великий день, когда Россия в лице своих поверенных присутствовала на лобном месте, с благоговением внимая искреннему обету юного Венценосца жить для ее счастья, Иоанн в восторге великодушия объявил искреннее прощение виновным Боярам; хотел, чтобы Митрополит и Святители также их простили именем Судии Небесного; хотел, чтобы все Россияне братски обнялись между собою; чтобы все жалобы и тяжбы прекратились миром до назначенного им срока...». (Митр. Иоанн (Снычев). Самодержавие духа. Очерки русского самосознания. С-Пб. 1994. С. 140-141.)

2. Митрополит Макарий, с соотвествии с учением Церкви, разъяснял Государю значения Самодержавной власти


Святитель Макарий, Митрополит Московский

Историк академик С.Ф. Платонов пишет: «Только одного доброго друга имел Иван [Иоанн Васильевич] в своем отрочестве. Это был митрополит Макарий. Образованный и умный, он составлял в те годы свой знаменитый сборник житий и поучений – “Великие Минеи-Четии” – и обладал огромной библиотекою. Он приохотил [умного, живого и деятельного] Ивана [Иоанна Васильевича] к чтению и образовал его ум, рано внушив [правильнее: объяснив] Ивану [Иоанну Васильевичу] понятие о Москве, как о Третьем Риме, и воспитал в нем желание превратить Великое Княжение Московское в православное Царство». (С.Ф. Платонов. Учебник русской истории. 1910. (переиздан СПб. "Наука". 1993.) С. 127).

Н. Тальберг пишет: «влияние митрополита Макария проявлялось в объединявшей их обоих любви к церковным книгам, а также в разъяснении владыкой Государю значения Самодержавной власти. С одобрения митрополита, Иоанн Васильевич 13 декабря 1546 года принял решение вступить в брак с боярышней Анастасией... Тогда же Он, после совещания с владыкой, объявил торжественно ему и боярам о Своем решении до свадьбы венчаться на Царство, с принятием титула Царя. 16 января 1547 года митрополит Макарий в Успенском соборе венчал на Царство Иоанна IV, первого русского Царя [первого русского Давида, которому Господь благословил пасти Iакова раба Своего, и Iизраиля достояние Свое (Пс. 77,71)]. Это событие, великое – церковное и государственное, – ... произвели резкую перемену в юном Государе». (Н. Тальберг. История Русской Церкви. Издание Свято-Успенским Псково-Печерским монастырем. 1994. Т1. С. 222-223.)

Это было и есть действительно эпохальное событие, рог Давидов из Византии, наконец-то, перешел в Россию. "Заявку" Господу на это грандиозное событие подал еще Великий Князь Василий Темный, когда он «увидел отступление Греков от ... правил Православной Церкви, воспылал ревностью обличить беззаконие, вступил в прение с Исидором, [митрополитом московским, одним из главных деятелей подписания Флорентийской унии (5 июня 1439 г.)] и торжественно наименовал его лжепастырем, губителем душ, еретиком..., искустным в книжном учении велел основательно рассмотреть Флорентийскую Соборную грамоту. Все прославили ум Великого Князя. Святители и Вельможи сказали ему: “Государь! мы дремали; ты един за всех бодрствовал, открыл истину, спас Веру: Митрополит отдал ее на злато Римскому Папе, и возвратился к нам с ересью”. Исидор силился доказывать противное, но без успеха: Василий посадил его за стражу в Чудове монастыре, требуя, чтобы он раскаялся, отвергнув соединение с латинскою церковью».[2] И вот теперь Господь благословил пасти Израиля, Церковь Христову, русским Государям.

Вот как об этом написано в житии святого митрополита Макария Московского: «Россия крепла и представляла собой всему миру ни от кого независимый [кроме Господа нашего Иисуса Христа] православный мир. Когда в 1547 году в России воцарился первый русский Царь, то Промыслом Божиим было уготовано Венчать Его на Царство митрополиту Макарию. Впервые это делал митрополит, ибо ранее Венчание на Царство в греческой Церкви [к которой принадлежала и русская Церковь] совершал первоиерарх в сане патриарха. [Константинопольский патриарх, кстати, не сразу понял, что произошло. Почему без него совершилось Венчание Помазанника Божьего на Израиле? Но позднее ему пришлось смириться с таким Замыслом Божиим. В подтверждение законности этого акта: венчания Иоанна IV на Наследии Божием и возведение Его в Церковный чин Царя, в чин Главы земной Церкви Христовой, совершенным митрополитом Макарием, Господом «святителю Макарию было чудесным образом открыто о грядущей победе Царя [в походе против Казани], благословляя которого, святитель предрек Иоанну Васильевичу о грядущей победе в брани. По возвращении из похода в Москве был построен и освящен святителем Макарием собор Покрова на Рву (собор Василия Блаженного). Он был воздвигнут как дар благодарения Богу от Русского Народа [и его Царя], одержавшего победу над нехристианским миром»[3], который очень досаждал своими регулярными набегами на Московскую Русь.

3. Со времен Царя Иоанна Грозного русские Государи являются Царями всех православных христиан

Иоанн Грозный венчался по византийскому чину на Царство в 1547 году; венчал Его на Царство Митрополит Макарий с другими иерархами. Сама идея венчания на Царство могла появиться на Руси лишь в конце XV века, когда рухнула Византия (Второй Рим) из-за повреждения ересью папизма – была подписана и утверждена Византийскими Императорами Флорентийская уния, и воспринята была на Руси идея Царя, как предстателя Вселенского Православия, ранее венчаемого и вводимого в этот сан Патриархом Вселенской Церкви.

3.1. Царь Иоанн – это избранный и Богом наставляемый Ктитор земной Церкви, как и Боговенчанный Император Константин

Через введение византийского чина Венчания совершались действия, знаменовавшие введение коронуемого лица в особый церковно-правовой status. Коронуемый давал клятву верности Православию прежде преступления к священнодействию, затем над ним происходило рукоположение высшего иерарха с произнесением соответствующих молитв для преподания особой благодати, над коронуемым совершалось Таинство Миропомазания (у нас с XVII века), и он причащался не только в алтаре, но и по священническому чину отдельно Тела и Крови Христовых. Царь становился advocatus ecciesiaeверховным покровителем веры, ибо вводился в Чин Царя Давида, по которому обязывался Богом пасти народ Божий, Иакова, и наследие Божие, Израиляземную Церковь (Пс. 77,71). Созданное Римом Цезарское (Царское) достоинство возлагалось направославного Государя, становившегося земным Главой Вселенской Церкви и покровителем единственно истинной веры. Венчанием на царство народа Божьего и Миропомазанием Царь получал религиозной освящение и благодать Духа Святого для своего Царского служения Богу, Церкви и народу Божьему. О том, что происходит с Человеком, Которого венчают по Царскому Чину объясняет Святитель Филарет, Митрополит Московский в главе 4.2. Чин Царского Венчания и Миропомазания в работе Христианское учение о Царской власти”.

В 1558 году патриарх Константинопольский Царю Иоанну Грозному сообщал, что «Царское имя Его поминается в Церкви Соборной по всем воскресным дням, как имена прежде бывших Византийских Царей; это повелено делать во всех епархиях, где только есть митрополиты и архиереи», «а о благоверном венчании твоем на царство от св. митрополита всея Руси, брата нашего и сослужебника, принято нами во благо и достойно твоего царствия». (М.В. Зызыкин. Царская власть и закон о Престолонаследии. Составитель М.Б. Смолин. М. Вече. 2004. [ниже – Зызыкин. Царская власть.] С.57.)

Грамоту о соборном признании царского достоинства Иоанна Васильевича патриарх обещал прислать со своим поверенным. Митрополит же Евгрипский доложил Царю о своих переговорах с Патриархом касательно Царского Венчания — «все-де будет исправлено, но не успели соборовать о Царском деле; когда же будут собрания архиерейские, то и грамоты соборные будут присланы, и действие сие во всем совершится».

Спустя месяц Царь имел послание от Александрийского Патриарха Иоакима, достигшего предела возраста древних пророков Израилевых – 120 лет. Он обращался к Грозному как «Боговенчанному[4], возвеличенному победами от Бога, великому поборнику Православия, святейшему Царю Богоутвержденной земли православной великой России», называл его не только русским, но и своим Государем, «вторым солнцем, надеждой благих времен, и как после студения области земной, когда возвращается лето, все птицы небесные подъемлют радостный глас, так и святители Восточные, угнетаемые под хладом и мерзостью студеной зимы неверных, ожидают сладчайшего лета и умирения себе от кроткого его царства. Яви нам, – писал он, – в нынешние времена нового кормителя и промыслителя о нас, доброго поборника, избранного и Богом наставляемого Ктитора святой обители сей [то есть земной Церкви], каков был некогда Боговенчанный и Равноапостольный Константин… Память Твоя пребудет у нас непрестанно не только на церковном правиле, но и на трапезах с древними, бывшими прежде Царями». (Зызыкин. Царская власть. С. 57-58.)

Патриарх же Антиохийский, впервые обращавшийся к Иоанну, величал Его в первый раз в новом Сане, называя Его «Самодержцем Русским, предстателем нищих и крепким упованием христиан, благодетелем Церкви Православной». Патриарх Иерусалимский называл его истинным подражателем милостивого Царя Христа Бога нашего; «велегласно воссылаем, – писал он, – Славу Господу о царствии твоем, дабы укрепил и утвердил тебя силою Своей во исполнение божественных заповедей Его на похвалу, пользу и помощь нашему роду, единокровным тебе христианам». (Зызыкин. Царская власть. С. 58.)

Грамота о соборном признании царского достоинства Иоанна Васильевича всеми Восточными патриархами была торжественно доставлена Иоанну в сентябре 1562 года через Евгрипского митрополита.

3.2. Полный Собор Святителей повелел во всех церковных службах молиться за Российских Царей, как за своих Царей[5]

Евгрипский митрополит привез от Константинопольского Патриарха три отдельные грамоты и с ними вместе книгу Царского Величества, то есть чин Царского Коронования в руководство для всех будущих Коронований. Именно оттуда и стали делаться все дополнения, которые постепенно стали входить в чин Коронования русских Государей до тех пор, пока к концу XVII века этот Чин не сложился окончательно и во всех своих подробностях. [Именно этот факт свидетельствует о том, что Восточные Патриархи поняли и приняли волю Всемогущего Бога: теперь богоизбранным народом, Иаковом, является Русский Народ; Великий же Князь этого Народа является Богопомазанником, а потому Он есть Глава земной Церкви (браздодержатель ее), и это Ему Господь благословил пасти наследие Свое, Израиля; духовный центр Вселенского Православия переместился в Москву, и Москва теперь есть Третий Рим; теперь Царство Русского Народа обладает наибольшим подобием Царства Небесного, ибо строится земная икона Царства Небесного русским Царем Давидом, и завершена будет эта земная икона русским Царем-победителем.]

В одной грамоте …патриарх пишет, что не имеет другого прибежища, кроме русского Самодержца…

Две другие грамоты подписаны полным Собором верховных святителей – кроме Патриарха еще тридцать одним Митрополитом, и датированы 7 индикта лета 1561. В одной из них говорится, что повелено молиться о здравии Иоанна, Царя и Государя всех православных христиан. «Отныне и впредь записали мы имя Твое как Царя вернейшего и православного в наших церковных Службах и взываем дерзновенно к Богу: подаждь, Господи, многолетнее здравие благоверному Царю нашему Ивану, как и прежним древним Царям. Не только в одной Константинопольской Церкви, но и по всем Церквам Митрополичьим будем молить Бога о имени Твоем, да будешь и Ты между царями, как равноапостольный и приснославный Константин, который в начале Своего царствия роздал милостыню по всем Церквам, дабы поминали имя Его во святых диптихах».

[Обращаем внимание, что полный Собор верховных святителей православной Церкви (христиане различных национальностей и подданные различных царств и государств) повелел в своих церковных службах уже с середины XVI века молиться за Российских Царей и Императоров, как за своих Царей, как это было при святом Равноапостольном и Приснославном Константине Великом.]…

Другая соборная грамота содержала признание права за Московским Государем занять место византийских Императоров как по своему родству с ними, так и по своим христианским добродетелям. Кроме того, согласием всех митрополитов и епископов, действием и благодатью Всевышнего [т.е. Богом] даруется Иоанну право именоваться законно Царем…» [Обращаем внимание, что это право даруется Богом, а не человеками в архиерейских рясах, а архиепископы только выразили согласие с сообщением из России об этом. Ибо архиереи восточной Церкви, как служители Бога, только констатировали тот факт, что отныне[6] только на главах законных Московских Государей почивает Божия благодать Богопомазанничества. При этом абсолютно не имеет значение, как к этому отнеслись сами патриарх и архиереи, понравилось им это или не понравилось, хотел ли Константинопольский патриарх оказаться в духовной провинции или он желал пребывать в духовном центре Православия.

Очень важно понимать, что дарует, благословляет, отпускает что-либо не само Священство своей властью, а Всемогущий Бог Духом Своим, в том числе, и через Таинства, которые совершает Священство. Константинопольский Патриарх так прямо и пишет: «действием и благодатью Всевышнего живоначального и совершенноначальнейшего Духа преподает и дарует реченному Царю, Господину Иоанну быть и называться Ему Царем законным и благочестивейшим». К сожалению, очень многие "православные" христиане (среди них и М.Зызыкин) по своей духовной немощи наделяют священнослужителей какими-то особыми властными полномочиями, наивно думая, что священник имеет полномочия от Бога сам что-либо решать, приказывать, разрешать.

Такое заблуждение сродни тому, как невежда принимает швейцара у парадного крыльца, одетого в блестящие одежды, за хозяина дома. Каждому разумному человеку понятно, что, хотя кой-какие полномочия у швейцара и имеются ("пущать или не пущать" в дом), но швейцар никакой власти в доме не имеет, как бы он не мечтал об этом и не надувал щеки. А кого "пущать или не пущать" решает хозяин дома – господин, а не служитель, даже если он и священнослужитель! Власть решать он может обрести только убрав настоящего хозяина, что и совершило священство 6-го марта 1917 года, издав указ о прекращении молитв за Богопомазанника, временно поместив во всех богослужебных текстах на место молитв о Царе молитвы за жидомасонское Временное Правительство. А затем на месте молитв о Богоизбраннике были помещены молитвы за Патриарха, избранного человеками вместо Царя. Итак, мы видим мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, – читающий да разумеет (Мф. 24,15).

И ныне на месте молитв о Богопомазаннике звучат молитвы о "Великом Господине и Отце нашем" старшем швейцаре в московском Доме Бога Живого. И многие мнят, что он и есть господин этого Дома. И понятно почему так бесятся и он сам и его рабы при упоминании о святом Благоверном и Христолюбивом Царе Иоанне Грозном. Естественно, при Нем этот дерзкий швейцар давно бы лишился своей головы, несмотря на свои блестящие одежды и посох, которые кривоверов вводят в соблазн. Будущие царские опричники обещали помолиться о душах врагов, но только после контрольного выстрела в голову[7]. Именно такими решительными и, к сожалению, кровавыми средствами и была окончательно уничтожена ересь жидовствующих в Новгороде святым Царем Иоанном в январе 1570 года. Так же будет уничтожена на Руси и ересь папизма и цареборчества по указу Царя-победителя. Об этом писал апостол Павел: Иисус Христос, принеся одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога, ожидая затем, доколе враги Его будут положены Царем-победителем в подножие ног Его (Ев. 10,12-13). А образец для Царя-победителя был учинен Благоверным и Христолюбивым Царем Иоанном Васильевичем Грозным.

Суть ереси жидовствующих – христоборчество(!), но внешне жидовствующие являли и являют внешнее благочестие и благолепие. А потому обыватель видел невинно убиенного добродетельного православного христианина, а казнен-то был хорошо замаскированный враг Веры, Царя и Отечества!]…

3.3. Царь Иоанн Грозный возведен в церковный чин Царя митрополитом Макарием законно и церковно

Итак, третья грамота гласила: «Иоасаф, Божьей милостью, Архиепископ Константинополя, нового Рима и вселенский Патриарх. Поелику смирение наше подробно узнало и удостоверилось не только из преданий многих заслуживающих доверие мужей, но даже из письменных свидетельств летописцев, что нынешний Царь Московский, Новгородский, Астраханский, Казанский и всея великия России Государь Иоанн ведет Свое происхождение от рода и крови истинно Царских, то есть оной славной и приснопамятной Царевны Государыни Анны, сестры Самодержца Василия Багрянородного; потом же и Мономах, благочестивейший Государь Константин с согласия тогдашнего Патриарха и всего освещянного Архиерейского Собора, пославши святейшего Митрополита Ефесского и Антиохийского местоблюстителя венчали во царя благочестивейшего Великого Князя Владимира, дали тогда ему на главу царский венец с диадемой и иные знамения и одежды царского сана, посему и священнейший Митрополит Московский и всея великия России господин Макарий, благорассудив о том, венчали Его во Царя законного и благочестивого, и мы равномерно просимы были увенчать Его, как Царя благочестивого, так как не довлеет совершенное реченным митрополитом Московским[8], ибо не только митрополит или кто иной во власти сущий не имеет права сие совершить, но ни даже Патриарх иной, кроме двух, коим присвоено сие преимущество, Римского, то есть и Константинопольского. Сего ради и смирение наше, приняв такое прошение как праведное и благословное и удостоверившись о многих великих добродетелях и благодеяниях сего благочестивейшего Государя Московского, господина Иоанна, который поистине, как некоторое пресветлое солнце, восприяв высокий и блистательный круг Своей державы, снисходит и к дальним и, утвердившись горе [над русским богоизбранным народом], так сказать, касается и земли [то есть касается и прочих народов, принявших правую веру], человеколюбиво распространяя лучи своей милостыни всем повсюду сущим Церквам, некоторые из них, согревая, животворит, а другие призывает к преспеянию и плодотворению: всем сил ради причин и смирение наше с согласия всех здесь обретающихся священнейших митрополитов и боголюбивейших епископов, действием же и благодатью Всевышнего живоначального и совершенноначальнейшего Духа преподает и дарует реченному Царю, Господину Иоанну быть и называться Ему Царем законным и благочестивейшим, увенчанным и от нас правильно, вместе и церковно, так как Он от рода происходит и крови Царской, как мы уже сказали, и сие полезно всему христианству, повсюду законно и справедливо для утверждения и пользы всей полноты христианства. Поелику однородное привлекает все к общению между собой, разнородное же разобщает и, по самому естеству вещей, свойственно тому, что подвластно, последовать мысли своего началовождя, и все держится свидетельством истины (не то, однако, чтобы мы из последствий столько же уразумевали начала и причины всех вещей, сколько из самих причин и начал уразумеваем последние): то по сей причине явная есть польза быть и утвердиться Царю благочестивому и православному, как началу и непоколебимому основанию, которому весь народ и все Ему подвластное привыкли бы повиноваться и Ему подражать, по силе в делании всякого добра; такого рода последствие истекает от благого и нравственного начала, как выше сказано.

[Этот документ очень важен тем, что в нем вселенский Патриарх подтверждает, что «даже из письменных свидетельств летописцев», очевидно, византийских, а не только из устного предания и писем самого Иоанна Васильевича видно законность и церковная каноничность действий митрополита Московского Макария при венчании Иоанна Васильевича «во Царя законного и благочестивого». Но Патриарх обращает внимание, что ранее правом возведения в Царский церковный Чин обладали только патриархи Римские и Константинопольские. Это не значит, что венчание, которое совершил митрополит Макарий 16 января в 1547 году, не действительно без подтверждения о том патриарха Константинополя (подданного турецкого султана!), но значит, что впредь таким правом обладет только митрополит Московский. Поэтому «в руководство для всех будущих Коронований» вместе с этой грамотой и были прислана в Москву книга Царского Величества.

Утверждение же М. Зызыкина: “Однако в грамоте были и горькие слова о том, что венчание Московского митрополита без патриаршего утверждения недостаточно”, ложно и свидетельствует, как и многие другие его утверждения, о его духовном повреждении папистской ересью. Напомним, что говорится в курсе Церковного Права о власти епископа: «Так как все епископы по праву рукоположения равны между собой, отличаясь во взаимных отношениях лишь некоторыми преимуществами чести одних перед другими, то отсюда следует, что каждый епископ в пределах своей епархии действует своей духовной властью исключительно. Это, конечно, есть необходимое требование церковного порядка».[9] Потому-то в вопросах духовной власти, а другой власти священнослужитель и не имеет, все епископы, митрополиты и патриархи «равны между собой», и они все имеют право совершать семь Таинств, в одно из которых и входит возведение в церковный Царский чин. Но совершает это венчание Царя на Царство Богоизбранного Народа с XVI века только правящий архиерей Москвы, ибо только в Москве (в Третьем Риме, во всемирном центре истинной веры – Православия) находится книга с чином Царского Коронования.

Для М.Зызыкина и иже с ним третья грамота заканчивается словами:] Посему для обнародования и большего утверждения сего действия написана сия благодательная грамота и дана Благочестивейшему, Боговенчанному и Христолюбивому Государю нашему господину Иоанну в лето 1561 индикта 7-го». (Зызыкин. Царская власть. С. 60-61.)

Кроме того, Патриарх Константинополя подчеркивает, что Венчание и Миропомазание святого Царя Иоанна признаются законными и церковными не потому, что необходимо оправдать действия митрополита Московского, но потому что Восточные Патриархи уразумели сами причины и начала свершившегося события возведения русского Государя в церковный Чин Царя всех православных христиан. Само же возведение Государя Народа Божьего в Чин Вселенского Царя осуществляется «действием и благодатью Всевышнего живоначального и совершенноначальнейшего Духа».

Обращаем внимание так же на то, что вселенский патриарх к себе применяет эпитет “смирение наше”, а правящего архиерея словесного стада на Руси величает “священнейшим митрополитом Московским и всея великия России”, но не "Великим Господином и Отцом всея великия России". Эпитет “господин”, относящийся к митрополиту, указывает на то, что он является свободным от рабской зависимости какому-либо человеку. Кроме того, этот эпитет показывает уважительное отношение вселенского патриарха (монаха) к дару Божьему у митрополита (тоже монаха) господствовать над своим внутренним царством.]

[Итак, духовная церковная] компетентная власть признала Иоанна в Царском сане, утверждая этот сан как непоколебимое основание и необходимость для полноты христианства. [Поэтому, удивление нынешних священников: “А вы оказывается монархист?!”, имея в виду: “Да вы, батенька, оказывается еретик!”, свидетельствует об отсутствии полноты христианства у этих священников!]…

Со времен Византии Царь всех православных христиан … принимал живейшее участие во всех важнейших церковных делах, в период Вселенских Соборов его комиссары иногда председательствовали на этих Соборах (Вселенский Собор); он подписывал [и тем утверждал к исполнению все] соборные грамоты; при возникновении разногласий в Церковном учении он созывал Соборы в качестве внешнего епископа, по выражению Константина Великого, или общего епископа, по выражению историка Евсевия. Он имел преимущественное попечение о Церкви и был поставлен [Богом!], по выражению II Вселенского Собора в послании к Императору Феодосию, для установления общего Церковного мира [чего не мог и не может ни один епископ, ибо они все имеют равные права и при том, только в вопросах духовной жизни. А Царь имеет всю полноту власти утверждать Веру Православную во всех сферах земной жизни христиан]. …

Император издавал законы, касавшиеся не только внешнего положения Церкви в государстве (jura circa sacra), но и о внутреннем церковном распорядке (jura intra sacra). Его законы наряду с канонами составляли сборники особых постановлений. [Ибо носитель церковного чина Царь, являясь общим епископом вселенской земной Церкви, претворяет в жизнь соборные решения и решает общие оргвопросы благоденствия и Израиля (земной Церкви), и Иакова (народа Божьего). Священное Писание подчеркивает единовластность и не подотчетность другим человекам только Царей: Мною цари царствуют (Притч. 8,15), не прикасайтесь к помазанным (ко христам) Моим (Пс. 104,15).]

4. Православно-монархическая теория Грозного

«Для понимания самодержавной власти, как она представляется русскому законодателю, мы сделаем ссылки на одного из лучших теоретиков этого вопроса и одного из лучших литераторов своего времени, «мужа чудного разумения, в науке книжной почитания довольна и многоречивого, зело в ополчениям дерзостного и за свое отечество стоятеля» Царя Иоанна Васильевича Грозного, одного из умнейших людей своего века, по показаниям иностранных послов. Его определения самодержавной власти дадут основу для столь глубоко различных понятий, как Самодержавие и абсолютизм. Смешивая их в одно по наличности одного общего им признака единоличия власти, современные публицисты [не обладающие правой верой] упускают из вида полную их противоположность по их внутренней [духовной] основе»[10][, – пишет профессор государственного и канонического права. Ценность такого утверждения заключается в том, что М.Зызыкин поврежден ересью папизма, ибо он считает, что Патриарх является главой земной Церкви. Правда какой-же из здравствующих патриархов (константинопольский, иерусалимский, московский, румынский и т.д.) является этой главой не очень ясно. Правящий Царь-то народа Божьего один, а патриархов много. Да и не патриарх, как сам же М.Зызыкин отмечает, является верховным блюстителем правоверия и благочестия].

Православным христианам следует понимать, что от Византии не государственность и превратное понимание симфонии властей, следствием которого стало одряхление и агония «с 20-х гг. XIV в. («Внук против деда» – война Андроника III против Андроника II) малоазиатской державы, наследовала Московская Русь, а значение всемирного центра истинной веры – Православия. Эта преемственность, поднимавшая Русскую державу на уровень решения становящихся вселенскими национальных проблем, и оказалась решающим фактором при формировании векового герба нашего Отечества». (Силаев А.Г. Истоки русской геральдики. М. ФАИР-ПРЕСС. 2002. С. 90.)

Александр Дмитриевич Нечволодов отмечает отличительную особенность русских Государей от византийских Императоров. Русские Государи всегда считали своим родным братом Русского воина и всегда, когда требовали того обстоятельства, не гнушались делить с ним и тяжкий труд, и последний ломоть хлеба, и вместе безтрепетно клали с ним свой живот на поле брани». (А. Нечволодов. Сказания о Русской Земле. С-Пб. Государств. типографiя. 1913. (Репринт 1991.) С. 162.)

4.1. Царю Иоанну Грозному Господь Бог раскрыл всю полноту симфонии Священства и Государственного аппарата

Святой благоверный и христолюбивый Царь Иоанн IV Грозный, будучи Помазанником Бога, отчетливо видел причину гибели Византии, а потому существенно усовершенствовал симфонию светской и церковной сфер властей в православном Царстве Богоизбранного Народа. Будучи первым русским блюстителем Престола Давида, благоверный и христолюбивый Царь Иоанн IV Грозный раскрыл всю полноту симфонического звучания догмата Царской власти, поместив в Своей Большой государственной печати 1577 года двуглавых орлов, которые «увенчаны одной-единственной короной с венчающим ее православным крестом вместо двух небольших коронок, парящих над головами царственных птиц на всех более ранних печатях. …Соединение царского венца с восьмиконечным православным крестом превращало его в символ емкий и конкретный – такая корона могла означать только власть вселенского православного Царя, самодержавие которого соединило в себе светскую и церковную сферы власти. Подчиненная роль русских митрополитов при Иоанне Грозном[11] получила соответствующее отражение в Большой государственной печати – впервые с конца XV в. Обе орлиные головы оказались лишенными корон, все значение которых обратилось в корону Царскую». (Истоки русской геральдики. С. 132-133).

Двуглавый орел на этой печати является символом незыблемости, вечности православия и указывает, что Россия является его преемницей от Византии и его новой хранительницей, ибо одна глава орла символизирует светскую власть (Царство), а другая – духовную (Священство). Отдельно взятый «коронованный двуглавый орел в русской редакции конца XV – начала XVI в. символизировал огосударствленное вселенское православие во главе с Царем – исполнителем Воли Божией». (Истоки русской геральдики. С. 107.)

В исправление византийского понимания симфонии властей, на печати 1577 года отчетливо указано, как это отмечает специалист по геральдики, подчинение Богопомазаннику священства всех титулов и рангов. Ибо обе головы двуглавого орла, символизирующие светскую и церковную сферы власти, лишены корон, а «все значение их полностью обратилось в корону Царскую»[12] над ними. При таком понимании места Священства в православном Царстве не возможно впредь подписание никаких греховных уний с папой римским, возможно только прихождение Римской церкви в разум истины Христовой, покаяние в ересях папизма и полное принятие православного понимания симфонии светских и церковных сфер властей в православном Царстве.

Большая государственная печать Царя Иоанна IV Васильевича. Лицевая сторона. 1577 г. (по А. Б. Лакиеру).


И понятно, почему над всеми православными (в их светской и церковной жизни) должен быть Царь-Богопомазанник. Все лучшее на земле, безспорно, устроено по образу небесному. «Согласно с этим Бог, по образу Своего небесного единоначалия, учредил на земле Царя», – учит святитель Филарет Московский. Итак, «окончательно идея русского Самодержца как истинного Помазанника Божия, единственно способного спасти "изрушившийся", лишенный истинной веры мир, утвердилась при Иоанне Грозном. Именно принявший первый титул Царя Иоанн IV Васильевич осознал Себя богоизбранным Государем, обязанным спасти мир, и все деяния Его были пронизаны этой идеей». (Истоки русской геральдики. С. 141.)

Власть Вселенского Царя ограничивается только Голгофским Крестом, который есть образ Самого Иисуса Христа. Это отчетливо видно в Большой государственной печати 1577 года, в которой «впервые представлен именно полный государственный герб, каждая его составная часть несет собственную смысловую нагрузку. И здесь мы обнаруживаем впервые появившуюся как в отечественной, так и во всей европейской геральдике оригинальную форму комплексного девиза, состоящего из текста и многозначного символа – велико-русского девиза, преисполненного величайшего смысла.

[«Вокруг верхнего [Голгофского] Креста на лицевой стороне печати круговая надпись: “Древо дарует древнее достояние”, а на оборотной стороне печати – “Христова хоругвь христианам похвала”, смысл которых сводился к тому, что Крест возвращает Адаму то достоинство, которого он лишился после грехопадения, а слава христиан – знамя Христа. У человека середины XVI века эти надписи могли рождать много аллюзий[13] – и борьбы за “прародителей своих достояние”, и мученичества в этой борьбе за православие и правоверие, и сознание гордости[14] за свою страну, оплот ортодоксальной веры: “…Православная греческая христианская вера яко солнце сияет”.

Появление Голгофского креста [может быть связано] … с расширением титула Царя Иоанна Грозного в 1562 году за счет включения слов: “Бога в Троице славима милостью” вместо “Божиею милостию”. …Крест был символом правоверного, причем единственного правоверного Царства – России, принявшего крещение в Корсуне-Херсоне, в печатях которого он изображался и в XI веке. Можно пойти и несколько дальше: Крест на большой Государственной печати был символом единственного правоверного Государя, которому она принадлежала…» (Герб и флаг России. X-XX века. С. 188-189.)]

…Объединение многих русских и инородческих земель и сосредоточение всего объема самодержавной власти в руках православного Царя, распространение этой власти за существующие границы Государства и ее религиозно-мистический аспект превращали животворящий крест, «древо живоносное» в символ вселенской миссии Москвы – Третьего Рима. Центр истинной веры, всего христианского мира переместился на Русь, становясь ее неотъемлемым достоянием (можно было бы добавить – и ее Голгофой [на которую вознесен русский Царь-Богопомазанник]). В утверждении этого принципа и заключается суть всей политики Иоанна Грозного [основоположника Царского служения на Руси и всех последующих русских Наследников Престола Давидова]. Эта идея и составила содержание девиза в Его Государственном гербе». (Истоки русской геральдики. С. 134-135.)

Эта идея настолько значима в замыслах Бога, что после десятков лет безбожной власти в государстве Богоизбранного Русского Народа, в государственную символику нашей, пока безбожной, страны возвращен государственный герб Российской Империи. И хотя ныне этот герб не соответствует действительности[15] но это знамение того, что Царь-победитель грядет уже скоро. Помните, что в каждый Великий Пост Господь Бог нас обнадеживает и поддерживает: Еще немного, очень немного, и пройдет Мое негодование на русский народ, и ярость Моя обратится на истребление их (Ис. 10,25), тех, кто оскорбляет, унижает, убивает русских людей.

Господь Бог через первого Своего русского Помазанника, святого Благоверного Царя Иоанна Грозного, всему православному миру раскрыл, что симфонию светской и церковной сфер властей в Царстве Богоизбранного Народа обеспечивает вселенский Царь-Богопомазанник, а значит православное звучание симфонии властей заключено в православном вселенском Царе, Главе Богоизбранного Народа. Кратко эта мысль звучит так: симфония властей Священства и Царства есть власть Царя-Богопомазанника.

Царь Иоанн Грозный, сняв короны с глав орла на государственном Гербе России, указал подобающее их чину иерархическое место, как властолюбивому священству, так и наглым удельным князьям (Андреям Курбским). Ибо с этого времени никто из священства уже мог дерзать мнить, что его духовная власть над наследием Божием того же уровня, что и власть Царя, Воплощенного Имени Божьего. Также с этого времени и никто из князей не мог мнить, что его власть удельного князя того же уровня, что и власть Царя, Помазанника Божьего.

Позднее, когда на главах орлов снова появились короны, то это означало то, что властные полномочия и священства, и государственного аппарата санкционированы Богом через Его Помазанника Царя.

Итак, православные христиане, совершенно однозначно, понимают, что большая верхняя корона герба Российской Империи означает всю полноту власти вселенского православного Царя – Воплощенного Имени Божьего. Самодержавие этого Царя соединило в себе светскую и церковную сферы власти (две малые короны), ибо Царь-Богопомазанник пасет Русский Народ Божий (Иакова), и Наследие Божие, Израиля – земную Церковь Христову, жезлом железным (Откр. 12,5).

Помещение в 1562 году Царем Иоанном Грозным герба Московского великокняжеского рода на груди орла является буквальным графическим воплощением религиозно-сакральной идеиМосква – Третий Рим”. (Истоки русской геральдики. С. 107-108.)

«С XVI-XVIII вв. наиболее часто объясняли всадника на груди двуглавого орла как Самого Царя или Наследника Престола»[16]. «Жители Московского государства XVI-XVII вв. считали, что всадник изображал Князя, Государя, победившего Своих врагов: “Царь на коне победил змия”. Значит, конный воин, пронзающий змия, – это Государь, победивший недругов. И свою родословную он ведет от печатей русских Князей XIII-XV вв.». (Е.В. Пчелов. Государственные символы России. Учебное пособие для 5-9 классов. М. «Русское слово». 2002. С. 29).

Таким образом святой Царь Иоанн Грозный, поместив этого всадника на груди орла государственного герба Царства Русского Богоизбранного Народа, через века сообщает нам о грядущей победе Великого Князя Русского Народа над всеми силами тьмы. Итак, в картуше[17]на груди двуглавого орла герба Российской Империи изображено древнейшее пророчество: всадник на белом коне – русский «Князь Великий с копием в руце» (Царь-победитель) поразит копьем дракона (ложного царя – антихриста).

 

Вышеприведенный текст 4.1. взят из главы из главы 3.3.2.А. работы Романа Сергиева “Искупительная жертва святого Царя Николая стала залогом неминуемого воскресения Царской России”.

 

4.2. Учение Иоанна Грозного о самодержавной власти будет полностью востребовано в воскресшей России

«Царская власть, вытекает из церковного миросозерцания, органически связана с Церковью и от нее неотделима». (М.Зызыкин. Царская власть в России. С. 77).

 «При гуманистическом воззрении совершенно непонятно такое возвышение одного человека, которое происходит при монархии. Но, когда люди исповедуют не обожествление человека, а лишь святость подвига, освященного Церковью, тогда они, напротив, не могут понять, во имя чего они будут повиноваться другим [всяким самозванцам в рясе (патриарху) или без оной (президенту)] без наличности этого освященного подвига, который может нести только личность как носитель религиозно-нравственного сознания [каковым является Царь-Богопомазанник. Следует всегда помнить, что особый духовный дар для осуществления верховной власти и в государстве народа Божьего, и в земной Церкви над наследием Бога, Израилем, дается Богом Своему Помазаннику, избранному Им для Царского служения-подвига еще при зачатии Его. Именно при зачатии происходит помазание Христа Господня Духом Святым! После Венчания на Царство благодать Духа Святого начинает изливаться через Богопомазанника и на весь мир, в первую очередь на Иакова, народ Божий, и на Израиля, наследие Божие – на чад Церкви земной.]

Не к раболепству перед людьми, а к смирению [пред законным Царем] и к подвигу [в своем служении Богу, через служение Царю] призывает православное учение; смирение и подвиг – его основа; без него нет Православия, и «Император, Престолом Всероссийским обладающий, не может исповедовать никакой иной веры, кроме православной» – гласит статья 63 Основных Законов [Российской Империи. Обратим внимание, смирение только пред законным Царем, а не перед самозванцем в рясе ли священника, во фраке ли президента. И подвиг должен быть подвигом своего служения. Помните апостол предупреждал: Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться (2Тим. 2,5), то есть если сам себе придумает подвиг. Например, не вкушать продукты, на обертках которых стоят штрих-коды; не получать новый паспорт и стать изгоем общества; самовольно или по благословению самозванного "господина" бить жидов и спасать Россию; и другие "подвиги", которые придумывают служители сатаны, а бездуховные "православные" ревностно совершают их. Ибо нет Царя, который бы удерживал бы бездуховных от прожигания впустую своих, Богом данных, талантов и жизненных ресурсов, а служителям сатаны не позволял бы расхищать духовных младенцев из стада Христова].

Власть православного монарха вытекает из православного миросозерцания и без него даже непонятна. Ее создает то миросозерцание, которое не верит в одни силы человеческие, но, уповая на Промысел Божий, полагает, что «кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец». Только указанный Промыслом в силу рождения, верный Церкви [а не ее служителям, даже носящим звание патриарха], помазанный ею и хранитель ее веры признается достойным устроителем политической жизни. [Помните слова Иоанна Кронштадтского: “Если мы православные, то мы обязаны веровать в то, что Царь, не идущий против своей облагодатствованной совести, не погрешает[18]?]

Учение Грозного об основах власти, понятие о Самодержавии как о власти, обязанной собственному праву по нравственному подвигу в силу Промысла Божьего, «доведшего искру благочестия до Русского Царства и скипетродержавие до нас смиренных», и не опирающейся на «многомятежного человечества хотение», остается основой русского права по Основным Законам, не поколебленной ни смутой XVII века, ни смутой 1905 года». (М. Зызыкин. Царская власть в России. С. 76-77).

Мы добавим. Учение Царя Иоанна Грозного, первого русского Наследника Престола Давидова, существенно дополняет византийское учение о симфонии властей Священства и Государственного аппарата в православной Империи. Дополнение святого благоверного Царя-Богопомазанника надежно защищает земную Церковь от ересей папизма и цареборчества. Естественно, еретики-паписты и цареборцы люто ненавидели и ненавидят поныне этого Богопомазанника, у которого, как у всех Царей, сердце было в руце Божией (Притч. 21,1). Во всем объеме учение о симфонии властей будет полностью востребовано только в воскресшей России, в православном Царстве Царя-победителя. И единорог – символ свирепой чистоты, думается, вернется в герб царской воскресшей России. Ибо власть Царя-победителя будет свирепа к врагам Бога, Отечества и народа Его, во имя защиты чистоты Веры Православной.

Народ Свой, Иакова, и наследие Свое, Израиля (земную Церковь) (Пс. 77,71), Господь через пророка Исаию, как мы уже отмечали, каждый год Великим Постом поддерживает таким обетованием: Еще немного, очень немного, и пройдет Мое негодование, и ярость Моя обратится на истребление их (Ис. 10,25). Истреблены будут: все разрушители государства Богоизбранного Русского Народа (от откровенных врагов до ленивых, трусливых и продажных лиц, обязанных блюсти интересы Народа и Отечества; все извратители многовекового учения Церкви (как от самих ожидовленных извратителей, так до одураченных распространителей этих извращенных толкований и "молитвенников" по поврежденным после 7 марта 1917 года, и тем извращенным, богослужебным текстам); все те, для кого послушание духовным беспредельщикам выше поста и молитвы[19]; все те, кто так или иначе принимает участие в жидовских потугах разложить земную Церковь и превратить ее в церковь-куклу.


Антоний (Мельников), митрополит Ленинградский и Новгородский, скончался в 1986 году

Митрополит Антоний (Мельников)[20] незадолго до своей смерти от рук жидов писал: «сионизм[21] особенно заинтересован иметь в Православной Церкви своих "постовых", которые встречали бы людей, искренне идущих к истине [но дышащих еще мирской суетой] и ... провожали бы далеко в сторону от нее, стараясь, однако, уверить, что ведут их верно, именно к Православию. Задача таких "постовых"[22]под видом правды проповедовать ложь [потому что неофиты еще, естественно, не знают истинного учения Церкви Христовой, а послужить Господу очень и очень радеют], под православной оболочкой наполнять души людей угодными сионизму взглядами и настроениями[23]. ...[Одно из деланий этих "постовых" -] это всяческое разложение Православия».

Обличая одного из таких "постовых" (протоиерея (не просто попа, а старшего(!!!) попа)) Александра Меня, митрополит Антоний в открытом письме к нему писал: «Сейчас Вы занимаетесь в Русском Православии "анализом", то есть попытками разложения его коренных, живоносных устоев. Ваши единомышленники делают то же в других христианских народах. И если бы Ваши мечты сбылись, то из духовно разложенных христианских Церквей, выбрав пригодные для сионизма [своим именем – для жидовства] элементы, можно было бы синтезировать нечто целое. Только это было бы уже не живое Тело Господа Иисуса Христа, а мертвая синтетика, говорящая кукла, робот, лишь внешне похожий на нечто живое, как механическая кукла чем-то похожа на человека. А сионизму и его союзникам как раз и нужна церковь-кукла, по видимости христианство, а по сути подделка. Такой вселенской "церковью" можно было бы управлять как угодно и прежде всего для того, чтобы она признала истинным Христом израильского лже-мессию - Антихриста и помогла бы установить в мире его духовное и политическое господство». (Мит. Антоний (Мельников). Кто соблазнит малых сих ... Письмо священнику Александру Меню).

Мы можем только с замечательным митрополитом заверить жидов и их пособников: «Не надейтесь, этого не будет»! Вас раздавит [сотрыет] камень, который отвергли строители, но он сделался главой угла и земной Церкви Христовой и Государства Российского. Евангелист Матфей утверждает, что первосвященники и фарисеи поняли, что Он о них говорит (Мф. 21,45) , поэтому и мы будем под строителями понимать кривоверное священство. Камнем же является русский православный Царь последних времен[24], изображение которого помещено на мелких монетах нашей страны. Именно для этого Царя, победителя антихриста, святой благоверный и христолюбивый Царь Иоанн Грозный «образец учинил», как уничтожать врагов Бога и Отечества. И Царь отдаст повеление своим верным подданным христианам, и будут полностью истреблены все враги Бога. Помните, царь-пророк Давид утверждал: “во гневе Своем Господь погубит их, и пожрет их огонь. Ты [руками Царя и Твоим всемогуществом] истребишь плод их с земли и семя их — из среды сынов человеческих, ибо они предприняли против Тебя [Царя Небесного и Твоего Помазанника земного] злое, составили замыслы, но не могли выполнить их. Ты поставишь их целью, из луков Твоих пустишь стрелы в лице их (Пс. 20,10-14)”.

Богу нашему слава!



[1] Почти все большие буквы в данной цитате из Карамзина соответствуют тексту книги 1842 года печати (Т. VIII. Столб. 64-65), у Митрополита Иоанна в приводимой цитате почти на два порядка меньше слов написанных с заглавной буквы.

[2] Н.М. Карамзин. История государства Российского. Т.V. 1842 (переиздано в 1989). Столб. 171-172.

[3] Жития Русских Святых. Издание свято-Троицкого Ново-Голутвинского женского монастыря. 1994. Книга 5. С. 441-442.

[4] Обращаем внимание, что Царь Богом венчан, а не Патриархом или Митрополитом!

[5] Здесь приводятся фрагменты из книги М.Зызыкина Царская власть. С. 58-60.


М.В. Зызыкин. “Царская власть в России” Составитель М.Б. Смолин. Серия: Наследие Русского Зарубежья
Издательства: М.: Москва, Эксмо, 2004 г. 620 стр. Тираж: 2000 экз.Размер: 2Х14,9Х3,1

Безусловно, в Золотой фонд Русского Зарубежья входит творчество известного православного мыслителя, профессора государственного и канонического права Михаила Валерьяновича Зызыкина (1880 - 1960). Он известен в России уже переизданным капитальным сочинением "Патриарх Никон, его государственные и канонические идеи".

Книга профессора государственного и канонического права М.В. Зызыкина имеет огромную ценность, даже не смотря на то, что автор поврежден ересью папизма, ибо он считает, что Патриарх является главой земной Церкви. Правда какой-же из здравствующих патриархов (константинопольский, иерусалимский, московский, румынский и т.д.) является этой главой не очень ясно. Правящий Царь-то Народа Божьего один, а патриархов много. Да и не патриарх, как сам же М.Зызыкин отмечает, является верховным блюстителем правоверия и благочестия. В России Патриархом является правящий архиерей города Москвы, он даже проповедовать в других епархиях, например Новгородской, по канонам Восточной (православной) Церкви не имеет права без рарешения (благословения) правящего архиерея соответствующей епархии. Ну как такой Патриарх может быть главой земной воинствующей Церкви?

[6] С момента совершения Таинства Венчания на царство по византийскому чину, а не с момента получения грамоты от восточных патриархов. Напомним, что митрополит Макарий в Успенском соборе венчал на царство Иоанна Васильевича IV 16 января 1547 года, а грамота прибыла в Москву только в сентябре 1562 года.

[7] О. Усенков. Образ солдата с младенцем. Спецназ России. №09(96) сентябрь 2004. С. 1. Ежемесячная газета ассоциации ветеранов подразделения антитеррора “Альфа”.

[8] Курсивом выделено М. Зызыкиным.

[9] Курс Церковного Права заслуженного профессора А.С. Павлова, читанный в Московском Университете в 1900-1902. (Переиздано с 1902 в 2002. СПб университет МВД России.) [ниже – Курс Церковного Права.] С. 174-175.

[10] Зызыкин. Царская власть в России. С. 48.

[11] Раскрытие, совершенно однозначное, подчиненной роли митрополитов Царю-Богопомазаннику является наиглавнейшей причиной лютой ненависти еретиков-папистов из священства к святому Царю Иоанну Грозному.

[12] Истоки русской геральдики. С. 133.


А.Г. Силаев. “Истоки русской геральдики” Серия: Мифы без грифа
Издательства: М.: ФАИР-ПРЕСС, 2002 г. 240 стр. Тираж: 5000 экз. Формат: 60x90/16

Вопреки сложившемуся мнению о возникновении русской геральдики не ранее середины XVII в., в книге приводится ряд доказательств ее существования еще в домонгольский период. При Иване Грозном русский геральдический обычай - в чем-то аналоничный западноевропейскому, а в чем-то отличающийся от него - охватывал не только область государственной символики, но и был распространен в символике воинской, дворянской. Собранные в книге впервые публикуемые свидетельства существования русских гербов в XII-XVI вв. открывают новую страницу многогранной истории нашего народа.

[13] Аллюзия – стилистический прием, заключающийся в использовании намека на реальный исторический, политический, общественный или литературный факт, который считается общеизвестным.

[14] Эта гордость ничего общего с грехом гордыни не имеет, и наоборот, она является добродетелью, ибо напрямую связана с осознанием своей ответственности пред Богом за свой народ и перед ним.

[15] Об этом вдруг стали ставить вопрос магометане, судя по всему, с подачи творцов всевозможных социальных катаклизмов. Но будем помнить и повторять, возглас дьякона на каждой Утрени: “Над всем Бог наш”! И еще: “Яко с нами Бог, трепещите языцы и покоряйтеся”! Иначе, вы будите поголовно истреблены, уж не обезсудьте! Не случайно святой Царь Иоанн Грозный поместил в Своей государственной печати единорога – символ свирепой чистоты. Надо думать, что и грядущий Царь-победитель поступит точно также, ибо в нынешней России есть то, от чего ее необходимо свирепо очищать! А, служа Богу, Он, естественно, оглядываться на безбожную Америку, и даже на Европу, не будет.

[16] Геральдика России. И.В. Борисов, Е.Н. Козина. М. АСТ. 2005. С. 348.

[17] Картуш – лепное или графическое украшение в виде обрамленного завитками щита или полуразвернутого свитка, на котором помещаются надписи, вензеля, эмблемы и т.д.

[18] Государственный катехизис. С.16.

[19] Игумен московского монастыря повелел замазать фреску святого Благоверного и Христолюбивого Великомученика Царя Иоанна IV Грозного на основании заявлений неправославных архиереев на пресловутом октябрьском архиерейском соборище 2004 года, а "православные" "монахи" по "послушанию" жидам исполнили то, что делали безбожники в свои безбожные пятилетки. Помнится вторая безбожная пятилетка захлебнулась кровью в войне 1941-1945 года.

[20] Митрополит Антоний (Мельников) (1924 - 29 мая 1986) назначен на вдовствующую Ленинградско-Новгородскую кафедру в октябре 1978 года. «Отличался глубокими богословскими познаниями, высокой культурой и строгостью, придерживался более традиционных [то есть святоотеческих], чем его предшественник [митрополит Никодим (Ротов), 5 сентября 1978[, взглядов». (Очерки истории Санкт-Петербургской епархии. Составитель мит. Иоанн (Снычев). "Андреев и сыновья". СПб. 1994. С. 276.)

[21] О сионизме митрополит Антоний дает такое пояснение: «современный иудаизм и возникший на его основе сионизм - злейшие враги в особенности еврейского народа, а затем через него и всех народов мира; для сионизма "интересы еврейского народа", которые он якобы выражает и защищает, только демагогическая ширма для прикрытия своих истинных целей – [в угоду диаволу] привести Израиль и другие народы к полной духовной (да и физической [это отчетливо видно на примере России]) погибели.» (Мит. Антоний (Мельников). Кто соблазнит малых сих... Письмо священнику Александру Меню.)

[22] "Постовые" – это те, кто заслан в Православие мировой закулисой темных диавольских сил (жидо-масонским (сионистским) заговором).

[23] Естественно, эти взгляды имеют только православную оболочку и подменяют собою многовековое святоотеческое учение Православной Церкви.

[24] Подробнее притча о строителях, которые отвергли камень, смотри заметки Романа Сергиева Пасите Божие стадо, не господствуя над наследием Божиим!

 

 


Коллекция.ру Кольцо Патриотических Ресурсов